Россия лишь политически поддержит Армению в случае новой войны с Азербайджаном

0
4

Россия лишь политически поддержит Армению в случае новой войны с Азербайджаном

Поддержит ли Россия Армению в случае возобновления военных действий с Азербайджаном? Как отнесется Москва к намерению Еревана подписать новое рамочное соглашение с Евросоюзом? Пожертвует ли Россия интересами Армении ради сближения с Турцией? На эти и другие вопросы в интервью агентству «Новости-Армения» ответил президент и основатель Центра глобальных интересов в Вашингтоне Николай Злобин.

– Честно говоря, в современной ситуации Россия будет к этому относиться крайне скептически, негативно и, может быть, даже излишне агрессивно. В условиях, когда российско-европейские отношения не определены, идут вниз, а тенденции достаточно негативные, Россия будет очень скептически отслеживать любые попытки постсоветских государств сближаться с Евросоюзом. Россия все же хочет быть локомотивом постсоветского пространства в отношениях с Евросоюзом, как большой паровоз, который определяет, куда ехать, с какой скоростью, в каком направлении. И если ей это сегодня не удается, то, я думаю, она будет препятствовать появлению любых других паровозов, пусть даже меньших по размеру.

Думаю, что проблема немного искусственная. Конечно, надо взять лучшее с обеих сторон. Но я большой противник в современных условиях заключения долгосрочных соглашений. Я считаю, что они себя не оправдывают, потому что интересы стран меняются очень быстро.

Я являюсь принципиальным сторонником так называемых гибких коалиций, когда договариваются по конкретному вопросу, на конкретный период времени и в ни коем случае не отдают свои национальные интересы в руки того или иного договора с другой страной, который через 10-20 лет свяжет им руки.

Современный мир меняется так быстро, что нельзя заключать долгосрочные договоры. Мне кажется, поэтому мы видели в последние десять лет, что основные страны мира активно выходят из всех долгосрочных договоров, пытаясь заключать краткосрочные соглашения по конкретным поводам, точечные и ни в коем случае не рамочные. В этом смысле, как бы здесь не прогадать и с той и с другой стороной – и с Россией, и с Евросоюзом.

– Опасения, конечно, должны быть. В принципе, считаю, что последние 20 лет мир находится в поисках любых новых структурных объединений. Все, что нам досталось от холодной войны в наследство, все рушится на наших глазах. Поэтому, я думаю, будет очень много попыток в ближайшие 10-15 лет найти новые формы экономического и политического объединения. Многие из них умрут сразу, но многие останутся жить, поэтому я бы не клал все яйца в одну корзину и не связывал бы все только с евразийской интеграцией. Но я бы никоим образом не отказывался бы от нее, потому что может это тот самый механизм, который выстрелит. Мы пока не знаем. Но я считаю, что ни в коем случае нельзя ограничивать выбор. Нынешние армянские политики не должны связывать руки следующего поколения армянских политиков, заключив какой-то долгий, серьезный, обязывающий договор.Надо оставлять следующему поколению политиков свободные руки. У них может будет больше знаний и больше информации о мире, в том числе о евразийском союзе.

– Армения для России намного более ценный и надежный союзник, чем Турция. Мне кажется, Турция — это союзник сегодняшнего дня. Есть в Москве понимание, и не только в Москве, что Турция является мощным, уверенным, последовательным политическим конкурентом России, и в этом смысле, РФ будет очень осторожно поддерживать Турцию в любых вопросах, которые выходят за интересы чисто сегодняшнего дня, сирийского, в первую очередь. Я не вижу стратегического союза Турции и России, а сотрудничество Армении и России — вижу. Поэтому я думаю, что, в конечном счете, Россия будет тормозить любые турецкие поползновения на этот счет.

– Я думаю, что и в Армении, и в Азербайджане, простите за прямоту, есть желание переложить на Россию ответственность за выход из этого конфликта. Типа, придет большой дядя и разберется, а если он не сумеет разобраться, то все равно это он виноват. Мне кажется, что Россия будет очень осторожно регулировать этот конфликт, потому что у нее равноудаленные, равноприближенные отношения и с Баку, и с Ереваном. Я думаю, здесь, все-таки, ребята, ответственность в значительной степени будет и ваша, и Азербайджана.

Россия вряд ли захочет открывать на Кавказе еще один фронт. Мало ей горячих точек, которые там были последние 25 лет. Россия вряд ли захочет погрузиться полностью в решение этого конфликта, при условии, что если он не разрешится, все шишки посыпятся на нее. Медведев пытался в свое время — и быстро охладел к этой идее. Я считаю, что у России тоже нет интеллектуального решения этой проблемы. Вам тут надо как-то на месте разбираться.

– Я думаю, что Россия не будет оказывать военной помощи. Политическую поддержку Россия будет, безусловно, оказывать, но не обязательно как проармянскую и антиазербайджанскую позицию. Она будет, скорее, оказывать политическую поддержку с точки зрения равноценной стабилизации региона и прекращения военного конфликта, если он случится. Но я думаю, что Россия не положит яйца в одну корзину – армянскую, и политически только поддержит Армению. Мне кажется, Россия это не сделает. Но если она это сделает, то на самом деле это может усугубить конфликт, поэтому я бы это не рекомендовал, честно говоря.

Я как либерал думаю, что люди, их политическое желание, воля, важнее государства. Люди, вообще, важнее государства, на мой взгляд. Государство для людей, а не люди для государства. Поэтому я считаю, что проблема любых государственных границ связана не с тем, где государства хотят, чтобы они проходили, а с тем, где хотят люди, в каком государстве они хотят жить. Это была моя позиция по Крыму. Я считаю, что люди имеют право жить там и так, как они хотят, под той властью, под которой они хотят. Я понимаю, что государства будут защищать свою самость и препятствовать этому.

– А такой же вопрос стоял в России, когда в 2008 году у нее был конфликт с Грузией. – А зачем нам такие союзники, которые не поддержали Россию никак? Тогда ни одна страна не поддержала Россию, более того, даже политически. Поэтому, я, в отличие от вашего министра (обороны), честно говоря, не верю в ОДКБ. Я считаю, что это такая потемкинская деревня и невоенная организация. Что 2008 год, что украинский конфликт, что вопрос Крыма. Нигде Россия не получила поддержки ни одного союзника по ОДКБ. Поэтому ожидать, что она бросится на защиту этих союзников, мне кажется, совершенно нет оснований.

– К силовым, конечно, нет. Но я не уверен, что Трамп выиграет эту войну. Там сегодня противостояние сторонников и противников того договора, который Америка заключила с Ираном. Пока нет очевидного победителя. Трамп, выступая среди сторонников отказа от этого договора, до сих пор остается в меньшинстве. И не факт, что ему удастся переманить на свою сторону большинство американского политического истеблишмента. А если это ему не удастся, то он остынет от идеи конфронтации с Ираном.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ