На пути к султанату

0
10

На пути к султанату

Зимой турецкий парламент одобрил проект Конституции, который дарует президенту почти безграничные полномочия. 2 апреля в стране пройдет референдум, в результатах которого никто не сомневается: президент Эрдоган станет новым султаном. Например, будет упразднен пост премьер-министра, и правительство возглавит сам президент, который получит право назначать вице-президентов (прямо как в Азербайджане) и издавать указы, имеющие силу законов. Парламент более не сможет направлять запросы в правительство и потеряет над ним контроль.

МОСКОВСКИЙ ЦЕНТР КАРНЕГИ ПИШЕТ О ТОМ, ЧТО ПРЕЗИДЕНТА ЭРДОГАНА в нынешнем году ждет много испытаний. «Ситуация в сфере безопасности и в экономике плачевная, силовые структуры в тяжелом кризисе, а зарубежных союзников у нынешней власти осталось немного. В таких условиях Эрдогану будет непросто достигнуть сразу двух своих главных целей: перейти к религиозно-консервативному устройству общества и единоличному правлению» — говорится в материале.

«Евросоюз и США понимают, что после референдума Турция, возможно, перестанет быть их партнером и страной, уважающей этническое, социальное и религиозное разнообразие. Укрепление авторитарного режима противоречит членству в НАТО и Совете Европы и поставит крест на идее вступления Турции в ЕС. Быстрее всего негативные последствия проявятся в области экономики» — отмечается далее в тексте.

Между тем для Турции надежда забрезжила из-за океана. При Бараке Обаме отношения Вашингтона и Анкары были подпорчены сирийской войной, курдским вопросом и делом об экстрадиции богослова Фетуллаха Гюлена, превратившегося из духовного наставника Эрдогана в его злейшего врага. Однако администрация Дональда Трампа, несмотря на всю ее экстравагантность и нелинейность в выстраивании внешней политики, пока ведет себя как предсказуемая республиканская команда, которая обычно делает упор на традиционных региональных союзников: Израиль, Турцию и Саудовскую Аравию. Правда, летом 2016 года в интервью The New York Times Трамп выразил восхищение курдами и пожелал увидеть их дружбу с турками. Как эту дружбу «склеить», американский президент пока, видимо, не понимает, но Эрдоган пытается перехватить инициативу и добиться авансов от Вашингтона.

Первый телефонный разговор президентов состоялся лишь 7 февраля, то есть спустя почти три недели после прихода Трампа (для сравнения: с Путиным беседа прошла 28 января). Уже 9 февраля в Турцию с первым зарубежным визитом в новой должности приехал глава ЦРУ Майкл Помпео. 17 февраля в Турции на военной базе Инджирлик побывал глава Объединенного комитета начальников штабов ВС США Джозеф Данфорд и провел переговоры с министром обороны Турции Хулуси Акаром, а уже на следующий день на полях ежегодной Мюнхенской конференции по безопасности турецкий премьер Бинали Йылдырым пообщался с вице-президентом США Майклом Пенсом.

«ОБЩЕЕ НАСТРОЕНИЕ ВСТРЕЧ – НАЧАТЬ С ЧИСТОГО ЛИСТА ОТНОШЕНИЯ С ВАШИНГТОНОМ. Вслед за турецким руководством его подхватили турецкие эксперты и СМИ. Первые стали прогнозировать укрепление двустороннего сотрудничества, выгодные Анкаре договоренности по Сирии и так далее. Вторые смягчили свою антиамериканскую риторику, которая доминировала в турецких СМИ в последнее время», — пишет Московский центр Карнеги.

Автор материала сравнивает «эпоху Эрдогана» с принципиально новой для Америки «эпохой Трампа» и видит ряд сходств. Например, эпатажного Трампа выбрала «одноэтажная» Америка, уставшая от Клинтонов и Бушей, а исламиста Эрдогана – анатолийская провинция, разочарованная в европеизированной коррумпированной кемалистской элите крупных городов. И, кстати, США не высказывались на тему референдума в Турции – по крайней мере не было открытой критики. А турки при этом кивают именно на американскую президентскую систему как одну из моделей для своей страны.

С другой стороны, никакой конкретики в американо-турецкой повестке дня пока нет. Вернее, нет того, чего хотели бы турки, например, отказа США от поддержки курдов. Между прочим, в Сирии уже высадились американские морские пехотинцы с целью оказания огневой (артиллерийской) поддержки для наступления на Ракку – «столицу» Исламского халифата. А влиятельное издание The National Interest и вовсе предсказывает столкновение США и Турции в Сирии. Смогут ли турки и американцы перезагрузить свои подпорченные отношения, покажет время.

НА ФОНЕ ОСТОРОЖНОГО ОПТИМИЗМА В ТУРЕЦКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЯХ дела Анкары в Европе идут из рук вон плохо. Началось с того, что Германия запретила турецким властям проводить на ее территории митинги в поддержку конституционной реформы. В итоге прилетевший в Гамбург министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу был вынужден вещать с балкона генерального консульства. Но на этом действо не закончилось.

Вместе с главой МИД в Германию прилетела министр по делам семьи и по социальной политике Фатма Кайя, и они вдвоем должны были направиться в Роттердам для проведения очередного митинга. Но буквально в последний момент Амстердам отменил разрешение на пролет министерского самолета, и в Нидерланды на автомобиле отправилась только госпожа Кайя. Но ее не пустили даже в консульство Турции в Роттердаме и вынудили вернуться в Германию также на автомобиле, объявив ее нежелательным иностранцем.

Когда о фактическом изгнании министра узнали турки, живущие в этом голландском городе, они устроили потасовку с полицией, которой пришлось применить дубинки и даже собак. Несколько манифестантов было задержано. Разумеется, Анкара пригрозила Амстердаму ответными мерами, а Эрдоган и вовсе назвал власти Нидерландов «наследниками нацистов и фашистами» (цитата по Newsru.com).

Кроме того, МИД Турции вызвал временного поверенного в делах Нидерландов и выразил ему протест, а находящемуся в отпуске голландскому послу рекомендовали вообще не возвращаться в Турцию. Позднее Эрдоган заверил, что «Нидерланды заплатят цену за причинение вреда двусторонним отношениям и узнают, что такое дипломатия. Мы обучим их международной дипломатии» (цитата по ТАСС). А пока турецкая полиция перекрыла доступ к Посольству Нидерландов в Анкаре и генеральному консульству в Стамбуле «из соображений безопасности».

Теперь настала очередь голландского руководства ответить туркам. «Я понимаю, они разозлились, но это, безусловно, выходит за рамки», — сказал премьер-министр Марк Рютте, назвав замечание Эрдогана сумасшедшим. Рютте добавил, что «не считает правильным, когда турецкие министры ведут кампанию в Нидерландах среди голландцев – да, теоретически с турецкими паспортами, но в первую очередь – голландцев» (цитата по Newsru.com).

По итогу, сообщает «Немецкая волна», премьер-министр Нидерландов потребовал от Эрдогана извинений за сравнение голландцев с нацистами. Рютте пригрозил, что, если Турция продолжит в том же духе, Нидерланды будут вынуждены задуматься об ответных мерах. Цитируемый источник напоминает, что митинги в поддержку конституционной реформы в Турции были запрещены в Кельне, Гамбурге, ряде других немецких городов, а также в Роттердаме и Цюрихе.

МЕЖДУ ТЕМ ОЗНАЧЕННЫЙ СКАНДАЛ В ВЕСЬМА НЕОЖИДАННОЙ ФОРМЕ УДАРИЛ РИКОШЕТОМ ПО ФРАНЦИИ. Официальный Париж не стал соблюдать «европейскую солидарность» и, в отличие от Германии, Голландии и Швейцарии, позволил Мевлюту Чавушоглу встретиться с местными турками. В частности, в субботу он провел агитацию среди турок, живущих в Меце. И пока Эрдоган благодарил Олланда за великодушие и за то, что Франция «не пала низко, как некоторые», французские политики из стана правой оппозиции подвергли Елисейский дворец жесткой критике.

Как пишет парижская газета «Фигаро», бывший премьер-министр Франсуа Фийон, считающийся наиболее вероятным кандидатом в президенты от республиканцев-голлистов, раскритиковал Франсуа Олланда за «грубое несоблюдение европейской солидарности». «Французское правительство должно было воспрепятствовать этому митингу», — заявил Фийон. Другие французские правые политики написали в социальных сетях, что им стыдно за свою страну, потворствующую Турции, которая подавляет у себя демократию, но при этом угрожает Европе и называет Ангелу Меркель нацисткой.

Справедливости ради вынужден напомнить читателям, что активность режима Эрдогана перед референдумом пересекается с предвыборной активностью как раз в Нидерландах (15 марта – парламентские выборы), Франции (23 апреля – президентские выборы) и Германии (17 сентября – выборы в Бундестаг). Неудачное время выбрал Эрдоган – не надо было так вызывающе раздражать европейцев, где год от года растут правые и антииммигрантские настроения.

Неопределенность в отношениях с Соединенными Штатами и «завал» на европейском направлении контрастируют с «завершением процесса нормализации» диалога с Россией. Не далее как 10 марта Эрдоган отправился в Москву, где провел достаточно продуктивные, но отнюдь не прорывные переговоры с Владимиром Путиным.

БЫЛИ ДАЖЕ СКАНДАЛЬНЫЕ МОМЕНТЫ. НАПРИМЕР, ТУРЕЦКИЙ ГОСТЬ забыл о том, что является гостем, и почти в ультимативной форме потребовал от России прекратить всяческое сотрудничество с сирийскими и иракскими курдами и закрыть все учреждения, связанные с опальным богословом Ф.Гюленом. К слову, Путин в ответ ничего ему не пообещал.

«Что касается террористической организации FETO (движение Гюлена), к сожалению, мы знаем, что они под видом каких-то других организаций ведут свою деятельность в некоторых городах России, также в Москве и Петербурге, — цитирует Эрдогана «Лента». – И мы верим, что российские власти предпримут шаги для того, чтобы прекратить эту деятельность».

Как пояснил «Газете» политолог Александр Кирпичев, знакомый с ходом переговоров, в Москве турецкий президент сосредоточился на курдском факторе. «Для Эрдогана курдский фактор является красной тряпкой в рамках региональной безопасности и безопасности самой Турции. Турецкий президент приехал призвать Россию прекратить какое-либо сотрудничество с курдами, особенно с РПК (Рабочей партией Курдистана) и сирийской курдской партией «Демократический союз» (обе партии признаны террористическими в Турции, но не в России)» — считает эксперт. «Для Эрдогана важно, чтобы Россия не сотрудничала с курдами на территории Сирии, где проходит операция «Щит Евфрата», де-факто направленная против курдов. Здесь Анкара давно планирует создать буферную зону между турецкой границей и курдскими регионами», — добавил Кирпичев.

Нет особых успехов и в вопросе отмены санкций, введенных Россией против Турции после уничтожения российского военного самолета в небе над Сирией. Так, турки рассчитывали на полное снятие запрета на поставки сельхозпродукции и на деятельность строительных компаний в России. Во втором вопросе Москва обещала в ближайшее время подумать, а по первой части достижение получилось неполным: Россия разрешила импорт только некоторых видов овощей, и среди них нет пресловутых турецких помидоров. Кроме того, Москва подтвердила свои планы проложить газопровод «Турецкий поток» и построить атомную станцию в Аккую.

МЕЖДУ ТЕМ «ХОЛОДНАЯ ДРУЖБА» РОССИИ И ТУРЦИИ СЛИШКОМ ЯВНО несет в себе признаки «дружбы назло». Назло кому? Разумеется, Западу. Например, Путин даже после смены администрации в Вашингтоне, похоже, не питает иллюзий относительно улучшения диалога с американцами. Да и с Европой общение не налаживается – вся надежда, наверняка думает Кремль, на предстоящие выборы в ключевых странах ЕС. В свою очередь Эрдоган тоже понимает, что диалог с Западом будет в лучшем случае напоминать дружбу с камнем за пазухой.

Такие ощущения есть и в западной прессе. Приведу подборку, сделанную порталом Inopressa. «Обе страны как будто стараются заставить себя симпатизировать друг другу», — пишет немецкая газета Tageszeitung. – Эрдоган посылает из Москвы ясный сигнал для Евросоюза и НАТО: если вы меня не хотите, то я приткнусь в другом месте!» Автор считает, что Путин был бы не прочь увидеть, как Турция перестает быть южным флангом НАТО.

Турция планирует военные удары по курдам, которые являются частью российского проекта новой сирийской Конституции, отмечает газета Die Welt. «Для России отношения с Турцией имеют высокий приоритет, — сказал изданию эксперт по Ближнему Востоку Леонид Исаев. – Однако Москва не хочет портить отношений с курдами. Курды для России – козырь, который можно извлечь из рукава в кризисные времена».

Газета также пишет, что очень многое в российско-турецких отношениях будет зависеть от позиции президента США. «Тайной покрыто и личное отношение Трампа к Путину. Если между двумя политиками не произойдет сближения, Путин еще больше будет заинтересован в том, чтобы привлечь на свою сторону Эрдогана в качестве союзника против Запада», — считает автор.

Российские аналитики скептически относятся к долговременным намерениям Эрдогана, пишет в свою очередь газета The Wall Street Journal. Издание ссылается на мнения экспертов о том, что Эрдоган демонстративно сближается с Россией для торга с США по вопросу экстрадиции Гюлена…

Мы убеждаемся в том, что «дружба» между Россией и Турцией носит исключительно конъюнктурный характер, нацелена на раздражение общего временного недруга – Запада – и, скорее всего, рухнет при очередном «ноже в спину». К слову, на днях российская пресса сообщила о том, что Турция перестала принимать паромы из Крыма – без объяснения причин. Но поскольку новость появилась прямо в день визита Эрдогана, Москва предпочла не придавать ей значения. Надолго ли?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ