До и после 15 мая, или На линии соприкосновения без перемен

19

До и после 15 мая, или На линии соприкосновения без перемен

Не успели высохнуть чернила на заявлении сопредседателей Минской группы ОБСЕ по поводу той заварухи, которая на днях (15, 16 и 17 мая) была учинена на линии соприкосновения, то бишь на границе между Азербайджаном и Нагорным Карабахом, по инициативе (читай: вине) подразделений ВС Азербайджана в нарушение договоренности о режиме прекращения огня, как буквально в тот же день (18 мая) азербайджанские вооруженные силы еще раз прибегли к аналогичной провокации.

А ТЕПЕРЬ ДАВАЙТЕ РАЗБЕРЕМ ЭТО СЛОЖНОСОЧИНЕННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ, что называется, по косточкам. По форме – синтаксическим, по содержанию – политическим. Итак…

это предложение информационное. Оно сообщает читателям, что сопредседатели МГ ОБСЕ, узнав о том, что вооруженные силы Азербайджана нанесли три ракетных удара по Нагорному Карабаху, вследствие чего были повреждены две единицы военной техники Армии обороны, одна из которых – зенитно-ракетный комплекс «ОСА»; имея информацию об ответных контрмерах со стороны карабахских вооруженных сил, которые не совсем правильно были определены пресс-службой Минобороны Арцаха как превентивные (потому как на самом деле это не что иное, как акт возмездия, что правильно во всех смыслах, прежде всего в плане адекватного удара еще большей силы за наглость и хамское самомнение противника); перепугашись от того, что «действия обеих сторон представляют собой значительные нарушения режима прекращения огня и вызывают тревогу»

— призвали «армянскую и азербайджанскую стороны воздержаться от дальнейшей эскалации конфликта».

предложение невыразительное. Более того – серенькое, бледненькое или даже тусклое; в каком-то смысле сквозное.

Ну кто же не знает о том, что всякий раз, когда на линии соприкосновения (читай: границе) происходят инциденты (а они происходят по логике вещей непременно по вине той или иной стороны), сопредседатели Минской группы не удосуживают себя задачей разобраться в вопросе истинного нарушителя. На это, кстати, всегда указывает армянская сторона – будь то на встречах самых разных уровней или в статьях и прочих пресс-комментариях. Оно и понятно, ибо нарушения со стороны армянских (карабахских) вооруженных сил – это те самые превентивные меры, неверно сформулированные. Что, кстати, и было замечено нашей старой знакомой по МИД России Марией Захаровой на одном из последних брифингов: «Эскалацию на линии соприкосновения в зоне нагорно-карабахского конфликта начал Азербайджан», — заявила она.

Почему сопредседатели не озадачиваются поиском подобной точности в постановке этих вопросов, тоже, кажется, понятно: у них нет на то полномочий – этим, во всяком случае, они часто оправдываются, держа в уме геоэкономическую себестоимость нынешнего Азербайджана. Однако, несмотря на это, венские и санкт-петербургские послеапрельские (2016 года) соглашения с двухмесячной разницей во времени еще раз подтвердили юридическую правомочность документов 1994—1995-х годов – так называемый Бишкекский протокол и вступившее в силу 6 февраля 1995 года Соглашение о бессрочности режима прекращения огня. Но не только: в Вене и Санкт-Петербурге была обозначена необходимость введения системы мониторинга на линии соприкосновения конфликтующих сторон и расширения миссии международных наблюдателей. И хотя они не были подписаны Азербайджаном, Минская группа, как пишет в своей статье «Большая игра» от 27 февраля 2017 года в Regnum российский политический аналитик Станислав Тарасов, «действовала по тактике наращивания давления на Баку с целью придания соглашениям обязывающей юридической формы». Действовала, да не задействовала. Встречи оказались на поверку попросту «толковищами» без конкретного толка. Чем и воспользовалась азербайджанская сторона, которая продолжает препятствовать «установлению эффективного механизма контроля над режимом прекращения огня и отказывается обсуждать создание механизмов расследования инцидентов на переднем крае» (Масис Маилян, «Мир или отложенная война» — Карабахский экспресс, N2 (64), 2017 год). Впрочем, считается, что позиция мирового сообщества и МГ ОБСЕ не претерпела никаких изменений в правовой базе переговоров. Толку-то? Заявления ведь, как всегда, пишутся на паритетной основе. Поэтому не следует обольщаться тем, что на сей раз сопредседатели якобы признали за Азербайджаном провинность в нарушении режима перемирия, которого давно уже нет. Признали потому, что Баку и не отказывался от своей очередной наглости. Почему не отказывется – другая тема.

предложения заслуживает внимания последняя характерным своим содержанием. Это по поводу повторной провокации. Она, как уже было сказано, была совершена 18 мая азербайджанской стороной вслед за заявлением посредников. А на следующий день, 19 мая, официальный представитель МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев, не долго думая, назвал заявление сопредседателей «стандартным». Ничего себе заявочки: выходит, и паритетность уже не устраивает бакинских «стратегов» лжи и фальсификаций. Минская группа говорит о Фоме, а они о Ереме. То есть опять — двадцать пять: сопредседатели, видите ли, «в первую очередь должны потребовать от Армении вывода своих войск с оккупированных азербайджанских территорий». При этом без зазрения совести (хотя о чем это мы?) ссылаются на резолюции Совета Безопасности ООН от 1993 года, которые сами же прежде всего и нарушали (думается, свидетельство известного дипломата и авторитетного знатока этой темы, автора фундаментального труда – книги «Мир Карабаху» Владимира Николаевича Казимирова достаточно веский аргумент для данного вопроса).

Но веский для трезвомыслящих людей. А вот азермидовец Гаджиев, щегольнув для пущей важности этаким модным словечком «субстантивный», призывает вести переговоры на основе именно этих резолюций. И дались они ему и остальным бакинским любителям ушей от мертвого осла? Или они думают, что в международных структурах дураки сидят – не умеют различить, где в огороде бузина, а где в Киеве дядька. А может, их всех там в Баку разволновала последняя речь армянского президента в новом парламенте страны? Которую либо по обыкновению не поняли, либо, опять же по обыкновению, переиначили на свой лад, приписав президенту Армении свои собственные оценки его речи. Мол, он отрицает Мадридские принципы.

Вообще-то если бы президент Армении на самом деле взял, да и отказался бы от этих самых принципов, рожденных десять лет назад в столице тореадоров и жгучих красавиц, то было бы, конечно, здорово. Хотя бы потому, что мертворожденный этот документ так и остался мертворожденным, как ни старались его откачивать так называемыми «обновленными» редакциями. Однако акцент в выступлении президента Армении был сделан на ином документе – Казанском. Который, оказывается, до сих пор «продолжает оставаться единственным документом на переговорах».

– любил повторять в таких случаях один из моих знакомых. Это в смысле того, что представляет собой каждый блок нашего в данном случае предложения. Река, понятное дело, всегда шумит о своем, лирическом. О чарующем пении клокочущей воды, перекатывающейся через подводные камни. Ничего личного – сплошная поэзия и романтика.

Не то у Хикмета Гаджиева и его мидовских подельников. Там-то вот сплошные подводные камни. И никакой романтики. Только личное. И оно, это самое личное, давно известно: «Карабах бизимдир», — и никаких гвоздей. Весь Карабах! – мало ли что эфемерно обещано в Мадридских принципах… Тем более что обещанного даже трех лет ждать не придется. Все сразу же и кончится – как только освобожденные земли официально нарекут оккупированными. По поводу терминов – тема тоже другая. Сейчас не об этом. А о том, что не мытьем, так катаньем и всеми на то приложенными силами в Азербайджане хотят протолкнуть свое кровное «бизимдир». Отсюда и каждодневные военные провокации на границе. И опять же каждодневные сообщения пресс-службы Минобороны Республики Арцах.

смысловых отношений между предикативными частями предложения, в котором сообщается, что «18-го и в ночь на 19 мая Азербайджан нарушил режим прекращения огня на линии соприкосновения арцахских и азербайджанских сил около 90 раз». Или: «Противник из стрелкового оружия различных калибров произвел по армянским позициям более 1300 выстрелов». Цифры, разумеется, от даты к дате меняются. Не меняется только агрессивная позиция Азербайджана. А значит, не могут меняться по своей сути и сообщения Минобороны Арцаха: «Подразделения Армии обороны удерживают полный контроль над ситуацией на передовой, продолжая надежно оборонять боевые позиции». Собственно, в этом и заключается сермяжная правда переговорного процесса. В этом, а не в Казанских и уж тем более Мадридских принципах. На этом и стоять надо.


Загрузка...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ