От управления конфликтом к его разрешению

14

От управления конфликтом к его разрешению

23 мая в Ереване в Центре искусств «Гафесчян» стартовала двухдневная конференция под названием «Конец перехода: Армении 25 лет, что дальше?», организованная Институтом армянских исследований Университета Южной Калифорнии. Отметим, что вышеупомянутая встреча, участниками которой стали историки, известные дипломаты, такие как последний посол США в СССР Джек Мэтлок и бывший посол США в Израиле и Сирии Эдвард Джереджян, зарубежные журналисты, специалисты по международным отношениям, экономисты и т.д. из США, Великобритании, Шотландии, Норвегии, Нидерландов, Ирана, Венгрии, Германии, и, разумеется, Армении, стала как бы продолжением, точнее, логическим завершением другой двухдневной конференции, прошедшей в Лос-Анджелесе 9-10 апреля сего года.

Более детально о самой конференции и впечатлениях от нее мы расскажем позже, а пока представляем вниманию читателей интервью с человеком, вряд ли нуждающемся в многословной презентации. Наш собеседник — выдающийся американский дипломат, Чрезвычайный и Полномочный Посол США в Сирии (1989-1991 гг.), заместитель госсекретаря США по вопросам Ближнего Востока (1991-1993 гг.), Чрезвычайный и Полномочный Посол США в Израиле (1993-1994 гг.), с 1994 года директор Института общественной политики Джеймса Бейкера при Университете Райса (США, штат Техас), автор книги «Риски и возможности. Путешествие американского посла по Ближнему Востоку» Эдвард Джереджян.

— Не совсем так. Армения, как и многие другие постсоветские страны, пока пребывает в состоянии переходного периода. И это долгий путь. С другой стороны, долгий путь уже и пройден — с целью достичь определенных результатов в политической, экономической, социальной сферах. Хотелось бы, конечно, чтобы перемены осуществлялись более быстрыми темпами. Но давайте констатируем: Армения живет в очень опасном окружении, и зачастую многие перемены внутри страны и результаты этих перемен зависят от того, в какой степени обеспечена безопасность вокруг Армении. Соседство с Турцией и Азербайджаном, мягко говоря, не прибавляет спокойствия. Что касается Ирана, то и у него свои проблемы. В плане России — основного стратегического партнера Армении — тоже не все однозначно. Да, Россия — друг, но и у нее множество проблем, и к тому же продажа Россией наступательного вооружения Азербайджану не может не внушать беспокойства, какими бы мотивами и сколь убедительно бы это ни объяснялось. И вот здесь одним из ключевых факторов процветания Армении становится не только необходимость работать над развитием экономических, гражданских, демократических институтов внутри страны, что, собственно, уже делается, но в первую очередь необходимость для международного сообщества оказать реальную помощь в решении карабахского вопроса.

— Я думаю, мы должны двигаться от укоренившейся практики управления конфликтом к практике его разрешения. Что я имею в виду? Как только обстановка на линии соприкосновения становится донельзя раскаленной, международное сообщество вовлекается в ситуацию, пытаясь не допустить катастрофы, добиться прекращения огня. Но стоит опять восстановиться хрупкому подобию мира, как все возвращается на круги своя. Между тем над вопросом урегулирования карабахского вопроса надо работать постоянно, что требует в первую очередь серьезной политической воли. Понятно, что в конечном итоге основным фактором урегулирования являются договоренности между армянской и азербайджанской сторонами, но я считаю, что международное сообщество, включая США, Россию, Францию, Иран и т.д., должно позиционировать себя активнее.

— В этом суть. Моя основная надежда, связанная с завершением переходного периода в Армении и вступлением в новый виток развития, связана именно с этим. Да, Армения должна продолжать обеспечивать прогресс внутри страны, строя свою экономику, науку, обеспечивая социальную защищенность населения, развивая демократические институты, но, повторюсь: в первую очередь необходимо начать реально решать карабахский вопрос, и здесь роль Армении, действующей вкупе с международным сообществом, очень велика. Сегодня карабахский конфликт все еще пребывает в статусе «замороженного», хотя и это определение ему не подходит. Но, если он взорвется, это обернется катастрофой для всех сторон. Что мы имеем? Решение лежит в плоскости двух базовых принципов. Право на самоопределение для народа Арцаха и территориальная целостность — с этими двумя основными принципами приходится иметь дело международному сообществу. У армянской стороны есть преимущество на переговорах — 7 районов вокруг Нагорного Карабаха, и здесь заложена возможность для компромисса, ибо главное — самоопределение Арцаха — не подлежит обсуждению.

— Я согласен с вами. Азербайджанцы твердолобо стоят на своей позиции, в них нет ни капли гибкости — именно поэтому так важна принципиальная позиция международного сообщества. И, конечно, в этом контексте важны взаимоотношения между глобальными акторами. Если (я надеюсь на это) США и Россия сумеют заново построить свои отношения в более эффективном русле, нежели до сих пор, это благоприятно отразится не только на общей геополитической ситуации в мире, но и на ситуации на Южном Кавказе в плане ее большей стабильности. И это поможет решению карабахского вопроса, я уверен.

— Однозначно — роль Ирана трудно переоценить. Что ж, в Иране прошли президентские выборы, Рухани переизбран, и я считаю это хорошим знаком. Конкретно в решение карабахского конфликта, я думаю, и Иран может внести свою лепту. Расклад таков, что Армения оказалась, скажем так, в эпицентре соседства, не располагающего к безмятежности, и должна строить эффективные, работающие, реалистичные взаимоотношения со всеми соседями и с глобальными игроками. Это серьезная задача для армянской дипломатии, но я уверен, что она разрешима. Не будем забывать о том, что армяне — один из умнейших, талантливейших народов в мире, который на протяжении своей многовековой истории не раз доказывал, что умеет не только выживать в тяжелейших условиях, но и развиваться. Сегодняшняя независимая армянская государственность тому доказательство.

— Это опять же во многом зависит от скорейшего решения карабахского конфликта. И я надеюсь, что ситуация в регионе позволит Армении наладить эффективные связи с соседями, в том числе, кстати, и с Турцией. Сегодня турки понимают, что любой шаг навстречу Армении чреват истерикой в Азербайджане. Я считаю, что вопрос признания Геноцида со стороны Турции может быть решен, но только в случае возобновления отношений между Арменией и Турцией. Турция в конечном итоге признает Геноцид армян, но это произойдет не благодаря диаспоре, да простят мне столь непопулярные высказывания, а в контексте, повторюсь, отношений между двумя государствами — Арменией и Турцией.


Загрузка...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ