Рост пишем – застой в уме: экономические итоги губернаторства Овсянникова

9

Рост пишем – застой в уме: экономические итоги губернаторства Овсянникова

Как статистические показатели не отражают реальную ситуацию.

Если судить об экономике Севастополя периода Дмитрия Овсянникова по данным официальной статистики, то эти три года никак нельзя назвать потерянным временем. Но хорошая динамика росстатовских показателей социально-экономического развития, которую ушедший в отставку губернатор наверняка ставит себе в заслугу, — это лишь краткосрочное достижение, во многом основанное на эффекте низкого базового уровня. Главным же итогом губернаторства Овсянникова для экономики Севастополя, причем с длительным негативным эффектом, стало серьезное снижение активности инвесторов – прямое следствие конфликтного стиля общения с бизнесом, который исповедовали экс-губернатор и его команда.

Игры статистического разума

У многих, если не у большинства севастопольцев наверняка вызовет неподдельное удивление тот факт, что Севастополь по итогам прошлого года оказался на 20 месте по качеству жизни среди российских регионов. К такому выводу пришли аналитики агентства РИА «Рейтинг», которое уже много лет проводит подобные исследования на основании показателей Росстата.

Вдвойне примечательно то, что в аналогичном рейтинге по результатам 2015 года, опубликованном накануне назначения Дмитрия Овсянникова, Севастополь занимал по качеству жизни всего лишь 71 место в России. Для сравнения, Крым за это время поднялся в качестве жизни гораздо меньше – с 76 позиции на 52-ю. Что же произошло в Севастополе за каких-то три года – неужели экономическое чудо?

Невероятный скачок Севастополя в исследовании РИА «Рейтинг» – сразу на 42 позиции вверх — случился по любопытному стечению обстоятельств именно в 2016 году, ознаменованном пришествием Овсянникова. В тот момент авторы рейтинга объясняли это прежде всего хорошо известным для экономистов эффектом низкой базы: как только депрессивная территория получает целенаправленные стимулы для развития, она сразу начинает демонстрировать рост по многим параметрам. До «вхождения в состав России», отмечали авторы рейтинга, многие аспекты социальной сферы Севастополя действительно характеризовались низкими значениями показателей, что объяснялось «как рядом объективных факторов, так и искажениями переходного периода, сопровождающимся недостатком достоверной статистики».

Как бы там ни было, констатировали далее эксперты РИА «Рейтинг», динамичный рост многих экономических показателей в 2016 году оказал позитивное влияние на качество жизни в Севастополе. Среди показателей, учитываемых при расчете рейтинга, отмечалось повышение объема вкладов и депозитов физических лиц, улучшение отношения денежных доходов к стоимости фиксированного набора потребительских товаров и услуг, снижение уровня безработицы, сокращение сроков поиска работы, снижение уровня преступности, смертности населения от внешних причин и т.д. По итогам 2016 года город вошел в число лидеров среди субъектов РФ по темпам роста большинства экономических показателей, резюмировали аналитики.

Чтобы снять эти розовые очки, стоит заглянуть в другое исследование того же РИА «Рейтинг», где регионы России на основании, опять же, росстатовских показателей ранжируются по их социально-экономическому положению. Здесь достижения Севастополя куда скромнее: в свежем рейтинге по итогам прошлого года он занимает всего лишь 63 место – гораздо ниже Республики Крым, оказавшейся на 39 строчке. Сравним с 2016 годом, когда новые регионы России впервые попали в исследования РИА «Рейтинг»: Севастополь тогда находился на 76 месте по социально-экономическому положению, Крым – на 53-м.

Объяснение столь парадоксальных расхождений двух рейтингов, кажется, лежит на поверхности. В исследовании качества жизни, судя по комментариям его авторов, в расчет принимаются в первую очередь относительные показатели. Здесь у Севастополя есть два явных преимущества: не только эффект низкой базы, но и эффект масштаба – маленькая территория, на которой любые серьезные вливания в инфраструктуру сразу будут ощутимы.

А вот в исследовании социально-экономического положения регионов на первый план выходят абсолютные цифры, и тут Севастополю, надо сказать, похвастаться особенно нечем. Конечно, объективно Севастополь в силу той же мизерной территории имеет совсем небольшие масштабы экономики, но и никаких признаков превращения в «российский Сингапур» или «российский Гонконг», о чем много говорилось пять лет назад, по-прежнему нет. Хотя Севастополь в силу высокого уровня человеческого капитала априори имел все основания рассчитывать на другие результаты.

Вот еще несколько цифр из исследования социально-экономического положения регионов РИА «Рейтинг». По итогам 2018 года доля собственных доходов (налоговых и неналоговых) в бюджете Севастополя составляла 35,2% — иными словами, уровень дотационности регионального бюджета был равен почти 65%. Хуже соответствующие показатели только у Чечни, Ингушетии, Тывы, Карачаево-Черкесии, Республики Алтай и – слабое утешение – Республики Крым (доля собственных доходов — 31,3%). В столь низком уровне наполняемости бюджета доходами, которые собираются на месте, конечно, можно обвинить пресловутые санкции, но все же команда губернатора Овсянникова могла предпринять куда более весомые усилия, чтобы «приземлить» в Севастополе новых налогоплательщиков, благо условия на входе вполне благоприятные – см. рейтинг качества жизни. Севастополь – это точно не Ингушетия, или Тыва, или Курганская область, которую давно хотят присоединить к какому-нибудь более успешному соседу, хотя она сама пополняет свой бюджет на 53,8%. Даже богом забытая Еврейская автономная область, где население в три раза меньше, чем в Севастополе, а экономический потенциал, грубо говоря, ненамного выше нулевого, собирает в свой бюджет 65,5% от необходимых средств.

Еще один росстатовский показатель, проливающий свет на истинное положение дел в экономике Севастополя – производство товаров и услуг на душу населения. По итогам 2018 года это более чем скромные 238 тысяч рублей – опять-таки, несколько больше, чем в республике Крым (220 тысяч рублей), но в любом случае в «хвосте» общего списка регионов. Ниже Севастополя и Крыма – все те же депрессивные национальные республики Северного Кавказа и Сибири. Вы спросите про качество жизни? Ну да, климат прекрасный, это преимущество вряд ли по силам испортить даже самым одиозным чиновникам.

Мало поводов для восторга и в растущих показателях жилищного строительства. В прошлом году Севастополь занял первое место среди всех регионов России по динамике ввода нового жилья (прирост в 68,8% к 2017 году), но поблагодарить за это надо не строительные компании, а жителей города. Из общей площади сданного в прошлом году жилья (294,3 тысячи кв. метров, по данным Крымстата) две трети (197,4 тыс. кв. метров) было введено населением. Многоквартирных же домов в Севастополе за 2018 год было сдано всего 26 – смехотворный объем для города, где спрос на жилье один из самых высоких в стране.

Собственно, а какой иной результат мог быть достигнут в условиях хронической неспособности городских властей разработать генеральный план в таком виде, который учел бы как интересы жителей, так и необходимость наращивать строительство жилья?

Город потерянных инвесторов

Пожалуй, главным статистическим индикатором трех лет работы команды Овсянникова следует признать показатель объема инвестиций в экономику Севастополя. В прошлом году, по сообщению Крымстата, он снизился на 23% к уровню 2017 года (до 40,5 млрд рублей), а по крупным и средним организациям – на 30% (до 31,2 млрд рублей). Это по всем меркам полный провал, особенно учитывая то, что в прошлом году в среднем по стране наблюдалось некоторое оживление инвестиционных процессов. При этом порядка 54% инвестиций в экономику Севастополя – это бюджетные средства, доля которых могла быть еще больше, если бы не срыв ряда крупных проектов, намеченных в рамках федеральной целевой программы.

Такая структура инвестиций, опять же, характерна для высокодотационных депрессивных регионов, где частный капитал вкладывает в экономику крайне неохотно из-за высокого уровня рисков. Это предположение подтверждают данные еще одного авторитетного исследования – ежегодного рейтинга инвестиционной привлекательности регионов России агентства RAEX.

В последнем по времени исследовании (по итогам 2017 года) Севастополь оказался лишь на 70 месте по своему инвестиционному потенциалу, что вполне объективно отражает размер его экономики, и на 61 месте по уровню инвестиционных рисков. Из различных видов рисков, которые оценивает агентство RAEX, хорошие показатели у Севастополя — только в экологической сфере (2 место в России). По остальным же параметрам он находится в «подвале»: социальные риски – 64 место, экономические – 67 место, финансовые – 69 место, криминальные – 56 место, управленческие – 49 место. Ближайшими соседями Севастополя на шкале инвестиционных рисков в рейтинге RAEX – Республика Коми, Астраханская, Псковская, Ивановская и Мурманская области, то есть регионы с весьма проблемной экономикой и низкой привлекательностью для инвесторов.

Чтобы сказанное выше приобрело конкретику, достаточно обратиться к перечню инвестиционных проектов, представленных на карте Инвестиционного портала Севастополя. В настоящий момент в разделе «Реализованные проекты» на ней числится всего 21 объект, причем исключительно с бюджетным финансированием (16 из федерального и городского бюджета, 5 – только из городского). Легко напрашивается вывод, что за последние годы в Севастополе вообще не было реализовано ни одного проекта за средства частных инвесторов – или же власти предпочли эти проекты не заметить? Обращение к разделу «Реализуемые проекты» дает схожую картину: практически все из 113 представленных в нем пунктов – это инфраструктурные проекты, связанные с бюджетом. Спору нет: инфраструктура жизненно необходима для Севастополя, но один из главных смыслов ее создания – привлечение частного капитала. Если же этого не происходит, то вложения в инфраструктуру оказываются не более чем творческим освоением казенных средств.

А что же инвестпроекты, которые должен был реализовать бизнес? Здесь три года под руководством Дмитрия Овсянникова запомнились прежде всего серией фиаско. Самое громкое из них – рухнувшие планы по строительство оптово-распределительного логистического центра на 7 километре Балаклавского шоссе. Еще в 2017 году этот проект преподносился как решение проблемы растущих цен на продукты – утверждалось, что с его появлением цены в рознице удастся снизить на 20%. Стоимость логистического центра была заявлена в объеме до 7 млрд рублей, предполагалось также создать более 4 тысяч рабочих мест. К строительству планировалось приступить в 2018 году, инвестор начал вкладывать в предпроектные изыскания собственные средства, но уже в феврале этого года на Российском инвестиционном форуме в Сочи власти Севастополя представили совершенно иную концепцию освоения «пятна» на Балаклавском шоссе – с многоэтажной жилой застройкой, административно-деловым центром и развлекательными зонами. Как оказалось, власти города просто передумали предоставлять инвестору логистического центра землю, фактически похоронив этот проект в бюрократической волоките.

Показательным примером «продуктивной» работы над инвестиционным климатом стала и позиция команды Овсянникова в отношении резидентов свободной экономической зоны (СЭЗ), созданной в Севастополе после присоединения к России. Власти города фактически дистанцировались от инициированного на федеральном уровне урезания льгот для резидентов СЭЗ, дав понять, что их и так слишком много, а предоставленные им преференции привели к снижению налоговых поступлений в бюджет. Намерение правительства Севастополя отменить пониженные ставки налогов стало одним из главных поводов для конфликта Овсянникова с Законодательным собранием города, и, хотя льготные ставки удалось отстоять, это не избавило резидентов СЭЗ от новых форм административного давления. В конце прошлого года, к примеру, их обязали согласовывать в правительстве Севастополя списки сотрудников, чтобы получить возможность использовать льготы по страховым платежам.

В результате приток в СЭЗ новых резидентов фактически прекратился. Вот примечательная статистика из Единого реестра участников СЭЗ на территории Республики Крым и Севастополя, размещенного на портале Минэкономразвития РФ. На момент назначения Дмитрия Овсянникова врио губернатора Севастополя в конце июля 2016 года в городе насчитывалось 172 резидента СЭЗ, за оставшуюся часть 2016 года к ним добавилось еще 62 компании. В 2017 году список пополнился еще на 183 резидента, но уже в 2018 году появилось всего 38 новых участников СЭЗ, а за пять месяцев текущего года – только два. Похожая ситуация, впрочем, и в республике Крым.

Наконец, хрестоматийным образцом «взаимодействия власти и бизнеса» в стиле Дмитрия Овсянникова стал конфликт вокруг севастопольского торгового центра «Муссон», который правительство города безуспешно пыталось закрыть и отправить под снос. В действительности эта история также про масштаб экономики Севастополя, где значимой единицей является даже такой малозначимый на взгляд высокопоставленного государственного мужа, как гипермаркет. Именно эту поправку на масштаб, как представляется, так и не осознал Овсянников за все три года, что возглавлял Севастополь.

Видя на управляемой территории лишь крупные бюджетные проекты (хотя и здесь надо помнить о весьма специфическом подходе к их реализации), Овсянников и его команда фактически не замечали тот бизнес, который сложился в Севастополе до них. Его действительно сложно заметить, если ориентироваться исключительно на формальные показатели, согласно которым статус крупного бизнеса официально имеют компании с оборотом от 2 млрд рублей. Но проблема как раз и заключается в том, что на такой небольшой территории, как Севастополь, «управление по показателям» оказывается пагубным подходом. Хотя, казалось бы, стоит всего лишь выйти из кабинета и открыть глаза, чтобы понять простые вещи: в экономике малого масштаба инвестором может считаться всякий, кто ведет хоть какую-то продуктивную хозяйственную деятельность, вплоть до владельцев небольших магазинов. Возможно, Овсянников рассчитывал на то, что сможет привести в Севастополь каких-то других инвесторов, готовых играть по тем правилам, которые им предложит власть, но этого не произошло – внешние игроки обычно приходят туда, где уже созданы благоприятные условия для своих.

Собственно, это и есть главная задача в сфере экономики для нового губернатора Севастополя, кто бы им ни стал.

Загрузка...