Если реванш на Украине и будет, то явно не пророссийский

60

В Киеве на два месяца отправлен за решетку скандально известный экс-депутат Сергей Пашинский, считающийся одним из организаторов бойни на Майдане. Украинские радикалы собирают митинги против «капитуляции» и «пророссийского реванша». Однако, если «реванш», которым пугают своих избирателей у Петра Порошенко, действительно и будет, он окажется отнюдь не пророссийским, а лишь в рамках дозволенного Западом.

 Если реванш на Украине и будет, то явно не пророссийский

…Тема «реванша» раскручивается в последние полгода представителями окружения Порошенко. Ориентированных на него избирателей пугает его реальная или мнимая перспектива. Есть на Украине и те, кто ждет не дождется, когда же «реваншисты», наконец, начнут энергично крутить «колесо генотьбы» в направлении, противоположном тому, которое было задано в 2014 году. Признаки реванша ищут в кадровых назначениях новой власти и в инициативах по преследованию одиозных деятелей власти предыдущей.

Есть смысл поговорить о том, что же представляет собой этот самый «реванш» в украинских условиях, имеет ли он место и возможен ли в принципе. А если да, то в каких формах и до какого предела. Может быть, это лишь досужая пропагандистская страшилка для правого электората и манок для противников майдана?

Для начала нужно сказать пару слов о том, что собой представляет украинское большинство – те самые свыше 70% поддержки президента, до недавнего времени фиксируемые социологами. Из кого оно состоит и каковы его ожидания?

Политологи сравнивали предвыборную программу Зеленского с книжкой-раскраской, оформить которую предоставляли самим избирателям – в соответствии с собственными пожеланиями. В условиях, когда обещания носили широкий декларативный характер без детальных разъяснений, каким образом будут решаться те или иные проблемы, избирателю приходилось самому фантазировать, как это случится. Это стало базой для формирования в стране «консенсусного большинства» – сколь широкого, столь же и разнородного. В отличие от более-менее однородного электората Порошенко и Вакарчука и «Свободы».

Чего хотят эти люди? Каков нынешний ситуативный общественный консенсус? Ожидания можно сгруппировать по трем основным направлениям.

Во-первых, это был запрос на очищение власти от прогнивших и дискредитированных политиков и приход во власть нового поколения. Что важно – не просто новые фамилии, а носителей принципиально нового качества политики.

Во-вторых, был запрос на социальную справедливость, наказание и жесткие меры в отношении старой элиты, в том числе – выходящие за рамки правовых процедур – то самое «весна придет, сажать будем», нашедшее столь широкий отклик в массах.

Наконец, был запрос на прекращение или как минимум снижение градуса вражды и ненависти внутри страны, отказ власти от попыток наращивания своего политического капитала за счет стравливания и сталкивания лбами различных регионов.

Если смотреть шире – это запрос на политику мира и коррекцию гуманитарной политики, исправление националистического перекоса и крена в оголтелое отрицание реальной исторической памяти нескольких поколений.

Конечно, реализовать все эти запросы одновременно вряд ли получится. К тому же, повысить уровень жизни куда труднее, чем посадить «бывших». И всегда есть соблазн компенсировать отсутствие успехов в одних областях нарочитыми достижениями в других. Однако все нужно делать вовремя. В том числе и отвечать на имеющийся общественный запрос.

Сегодня у власти резонно спрашивают, почему по Киеву гоголем ходит переквалифицировавшийся в «правозащитники» нацист Карась из С14, почему подозреваемый в убийстве Олеся Бузины Андрей Медведько вместо скамьи подсудимых – в общественнном совете при НАБУ, почему не дают хода уже готовому обвинению против одесского убийцы Стерненко, где расследование одесских событий 2014 года и почему Порошенко встретил свой очередной день рождения не под подпиской о невыезде?

Отсутствие ответа власти на эти и подобные им вопросы приведет к тому, что общество, в конце концов, даст свой собственный ответ. И нынешняя власть, громогласно обещавшая стать «приговором» Порошенко, сама получит приговор от поверивших ей людей. Уж что-что, а ниспровергать кумиров на Украине умеют хорошо.

В репутационном смысле для нынешней власти убийственно выглядят даже не встречающие свои дни рождения на свободе предшественники, а демонстративные знаки внимания и почета, которыми сегодняшние чиновники обставляют отправку на дембель вчерашних.

Ведь согласитесь, даже если вы собираетесь продолжить дело какого-нибудь Вятровича или Супрун, совсем не обязательно говорить об этом публично и награждать одиозных персон благодарственными грамотами. Это ведь совсем какой-то лютый зашквар получается.

Будет совсем скверно, если власть опомнится, когда ее рейтинг заскользит вниз, и решит подбодрить его допингом уголовных дел и посадок «попередников». То, что вчера и сегодня смотрелось бы как восстановление справедливости, завтра и послезавтра будет выглядеть как политически мотивированное преследование наступающего на пятки конкурента.

Любой реванш не происходит сам по себе. Его осуществляют люди в интересах других людей. И тут стоит сделать еще одно важное отступление. Вопреки как истерикам из лагеря Порошенко, так и оценкам гостей и экспертов многочисленных ток-шоу на российском ТВ, украинский реванш в текущих условиях не будет и не может в принципе носить характер «пророссийского».

И, если и состоится, то будет иметь ограниченный характер и решать исключительно внутриполитические задачи, не затрагивая в целом внешнеполитического вектора Украины.

Иначе говоря: при удачном стечении обстоятельств и открытом окне возможностей можно ревизовать наиболее уродливые политические последствия Майдана. Можно даже сделать внешнюю политику Украины менее идеологизированной и более прагматичной, однако уход Киева под «зонтик» ЕС и США – это та константа, которая не подлежит ревизии, поскольку решение этого вопроса находится вне компетенции украинских элит и украинских масс.

Тем более, что в целом украинец, поддерживающий Зеленского, отнюдь не пророссийский. Да, значительная часть жителей востока и юга перешла под зеленые знамена из бывшего «бело-синего» и даже красного лагеря, а большинство избирателей Бойко и Вилкула поддержали Зе весной во втором туре. Однако они не обладают в новом большинстве ни блокирующим пакетом, ни золотой акцией.

Зеленский победил бы и без них – просто его процент был бы менее впечатляющим. Вот несколько цифр для понимания ситуации: на пике популярности ПР и КПУ в 2012 году, обе партии имели не более 48% поддержки в расколотом украинском обществе. Из них лишь 16% в 2019 году унаследовали остатки регионалов. Зеленский, как известно, победил с результатом 73%. А значит, больше половины его избирателей – это не бывший электорат Януковича.

Однако сторонники экс-регионалов несколько раз в году все же становятся частью более широкого консенсусного большинства, объединенного не «пророссийскостью», а традиционной исторической памятью.

Речь идет, прежде всего, о мероприятиях к 9 мая, когда на улицы украинских городов выходят сотни тысяч людей с различными взглядами на проблему Донбасса и Крыма, ЕС и НАТО. Та же история наблюдается и во время крестных ходов УПЦ МП, в которых можно увидеть и пророссийскую публику, и даже некоторых ветеранов «АТО», защищающих храмы от посягательств филаретовцев.

При этом, возможность использовать антимайданный ресурс для «реванша» и подавления оппонентов нынешней власти справа все же сохраняется. Но исключительно как результат чисто волюнтаристского решения на самом верху. Которого может и не быть.

Однако, пока еще не растрачена серьезная поддержка в массах, тот самый рейтинг, который не дает возможности «порохоботам» чрезмерно поднимать голову, власть теоретически может пойти даже на такие, шаги, как назначение «одиозных» для майданщиков фигур, как Портнов или Лукаш в исполнительную власть.

И даже на возвращение в актуальное политическое пространство Януковича и Азарова – после необходимой медийной и юридической подготовки. Благо, фигуры помельче, вроде отсиживавшегося пять лет в Испании экс-министра Юрия Колобова или бывшего министра и секретаря СНБО Раисы Богатыревой уже вернулись на родину и теоретически могут быть востребованы властью, как кадровый ресурс с опытом управления – в отличие от не нюхавших пороха экспертов-грантоедов.

Конечно, глядя на происходящие сейчас во власти движения, такой вариант развития событий представляется едва ли не фантастическим. Однако ничто не мешает нам смоделировпть ситуацию, как это могло бы быть, и к каким результатам по итогу привести. Тем более, что отдельные кадровые назначения – того же адвоката Лукаш и Ефремова Андрея Смирнова, ставшего замглавы Офиса президента, свидетельствуют о том, что масштабирование подобной кадровой политики на всю власть целиком – не такое уж и невероятное. Главное, чтобы карта легла нужным образом.

Для успешного реванша можно использовать бесплатную энергию тех групп населения, которых унижали и нагибали последние пять лет, дав им возможность отыграться за понесенные обиды. Обратка в таком случае пойдет серьезная. Но и риск выхода ситуации из-под контроля слишком велик.

К тому же, возможности для такого внутриполитического маневра ограничиваются внешнеполитическими обстоятельствами. А именно: зависимостью официального Киева от пожеланий и советов из европейских столиц и Вашингтона. А там, как уже отмечалось выше, если и дадут добро на реванш, то лишь на контролируемый.

С зачисткой отработавших свой ресурс одиозных персон, корректировкой внутренней политики, но с сохранением внешнеполитического вектора. Фарш нельзя прокрутить назад, но зачистить боевиков, ввести хаос в берега, вернуть государству монополию на насилие, понизить градус агрессии в обществе и наказать наиболее одиозных «активистов» – задача вполне посильная. Но решаемая исключительно в виде «контрреволюции сверху», а никак не снизу.

Сергей Устинов, ПолитНавигатор

Загрузка...